Статистика сайта

Поиск

Заговор против султана Абдул-Азиза

Турция. 1876—1878 годы

Положение Османской империи в 1875 году оказалось на редкость тяжелым. Весной многие районы северной и центральной части Малой Азии пережили голод. Правительство не предпринимало никаких мер для облегчения положения населения. Гнет сборщиков налогов, ростовщиков, правительственных чиновников в таких условиях стал особенно невыносимым.

В критической обстановке на пост министра юстиции был приглашен опытный Мидхат-паша. В свое время султан Абдул-Азиз назначил этого незаурядного провинциального администратора великим везиром. Но Мидхат‑паша достаточно скоро проявил себя как слишком сильный и независимый человек и в условиях многочисленных и сложных интриг вокруг своей личности продержался на этом посту всего‑навсего три месяца.

Мидхат‑паша с энтузиазмом встретил свое новое назначение, которое, по его мнению, позволяло активно вмешиваться в политику страны. Однако вскоре министр юстиции подал в отставку. Он написал султану, что считает ненормальным положение, при котором не существует никакого закона, регулирующего управление государством.

Многие друзья и единомышленники Мидхата сочли этот его поступок ошибочным. Ответ был разным. Одним он говорил, указывая на Золотой Рог: «Посмотрите туда, мне кажется, что я уже вижу фрегат, готовый отвезти меня в изгнание. Именно под таким впечатлением я преподнес Его Величеству записку, которая Вас удивляет». Другим, которые говорили, что его отставка похожа на дезертирство, он заявлял: «Возможно, но следует показать Европе, что не все турки — презренные куртизанки». Итак, Мидхат‑паша еще раз убедился в невозможности изменить что‑либо в положении государства при султане Абдул‑Азизе. И именно с этого момента он перешел к оппозиционной деятельности. В доме Мидхата собираются единомышленники, мечтающие о введении в стране конституции.

Желая заручиться поддержкой Англии в вопросе о реформе государственного управления Османской империи, Мидхат‑паша начал переговоры с английским послом в Стамбуле Генри Эллиотом.

Султан и его окружение знали об Абдул‑Хамид II оппозиционных настроениях Мидхата и его связях с «новыми османами», требовавшими введения в стране конституции. Поэтому сразу же после его ухода с поста министра юстиции великий везир Махмуд Недим‑паша предложил султанше‑матери, имевшей большое влияние на своего сына, Абдул‑Азиза, удалить Мидхата из столицы. Великий везир мотивировал свое предложение тем, что Мидхат‑паша призывает студентов медресе к беспорядкам, а также ведет кампанию по смещению с поста шейхуль‑ислама Хасана Фехми‑эфенди. В результате Мидхат‑паша на короткое время был выслан из Стамбула.

Однако движение против султана Абдул‑Азиза и политики великого везира Махмуда Недим‑паши росло день ото дня. Его возглавляли наряду с Мидхат‑пашой те представители правящей элиты, которые видели необходимость в реформах, что было совершенно невозможно при царствующем султане. Движение «новых османов» нашло отклик прежде всего в среде мелких чиновников и ремесленников.

Внешнеполитическая обстановка подогревала настроение недовольства в стране. 31 января 1876 года министр иностранных дел Австро‑Венгрии Андра‑ши предложил Порте свой проект реформ. 13 февраля турецкое правительство выразило принципиальное согласие провести эти реформы. Событие получило отклик в «Манифесте мусульманских патриотов», распространенном среди населения Стамбула. В нем утверждалось, что проект реформ Андраши составлен без учета истинного положения мусульман и христиан в Османской империи, которые притесняются равным образом. Это притеснение можно устранить только с помощью создания палаты депутатов из представителей всех народов страны, независимо от их национальности или вероисповедания. Авторы манифеста критиковали финансовую политику правительства и предлагали европейским странам оказать поддержку представителям «энергичной и умеренной» партии, возглавляемой Мидхат‑пашой. Эта партия, заявлялось в Манифесте, с помощью хорошего управления создаст новую Турцию, которая сможет представить блестящие возможности для применения в ней иностранных капиталов.

Составителями манифеста называли Мидхат‑пашу, Халиля Шериф‑пашу и Одиян‑эфенди. Действительно, многие из идей манифеста получили отражение в популярной работе Мидхат‑паши «Турция. Ее прошлое, ее будущее».

Недовольство султаном созрело во всех слоях населения столицы, включая армию, к апрелю 1876 года. Султана обвиняли в том, что он, составив личное состояние, оценивающееся в 15 миллионов лир, ничего не потратил на народные нужды и не интересуется государственными делами. Именно в это время начались открытые демонстрации протеста.

10 мая 1876 года в Стамбуле около шести тысяч софтов (студентов, изучающих теологию) оставили занятия в медресе трех главных мечетей Стамбула, чтобы собраться на массовую демонстрацию перед зданием Блистательной Порты. Предполагалось, что они были организованы и профинансированы Мидхатом.

По требованию софтов султан заменил великого везира и шейхуль‑ислама (главного муфтия) — на пост шейхуль‑ислама был назначен Хайруллах‑эфенди, а место великого везира занял Мехмед Рюштю‑паша. Мидхат вернулся в правительство в качестве председателя Государственного совета.

Мидхат‑паша открыто заявил о себе как о лидере конституционного движения. Стремясь к превращению Османской империи в конституционную монархию, он стремился заручиться поддержкой недовольных чиновников и армейской элиты, но более всего рассчитывал на многочисленную армию стамбульских софтов. Чтобы привлечь их на свою сторону, Мидхат‑паша утверждал, что видел во сне Пророка, который просил его позаботиться о спасении страны. Он также ссылался на исторические примеры, обращаясь к истории мусульманских государств. В это время лидер движения «новых османов» уже не скрывал своих взглядов, выражая их при любом удобном случае и в любой аудитории.

После того как Мидхат‑паша окончательно убедился, что провозгласить конституцию при Абдул‑Азизе будет невозможно, началась непосредственная подготовка дворцового переворота. В заговор вошли военный министр Хюсейн Авди‑паша и начальник стамбульского гарнизона Редиф‑паша. Решение о свержении Абдул‑Азиза было принято не сразу. Вначале Мидхат‑паша хотел принудить султана согласиться на введение конституции и только в случае неудачи пойти на замену монарха, ибо, как полагал руководитель заговора, в любом случае было бы нетрудно заменить Абдул‑Азиза более «разумным» султаном, к примеру, принцем Мурадом.

В подготовке дворцового переворота участвовали многие высшие армейские чины, с помощью которых тайно собиралось оружие Когда в декабре 1875 года сгорел дом Хюсеина Авди, в столице распространился слух, что там был обнаружен большой склад оружия.

Заговорщики заручились поддержкой нового шейхуль‑ислама, давшего разрешение на смещение великого султана Затем, перед рассветом, 30 мая 1876 года, дворец Долмабахче был окружен двумя батальонами со стороны суши и военными кораблями со стороны Босфора Мидхат‑паша и его коллеги‑министры встретились в военном министерстве, где шейхуль‑ислам зачитал фетву о смещении султана на основании «умственного расстройства, уклонения от решения политических вопросов, использования доходов государства на личные цели и поведение в целом опасное для государства и общества» Министры принесли клятву верности его племяннику и наследнику Мураду V, который был заранее вызван из своих апартаментов.

На рассвете залп 101 орудия военных кораблей возвестил о смене султанов Абдул‑Азиз не оказал никакого сопротивления, написав письмо об отречении и согласившись на заключение в старом дворце за Босфором Население Стамбула с энтузиазмом приветствовало этот бескровный государственный переворот, а один из министров назвал его «благоприятным событием», по своей значимости равным уничтожению янычар Мурад, прекрасно образованный и с острым интересом воспринимавший как западную, так и восточную культуры, к несчастью, страдал привязанностью к алкоголю Он стал подвержен умственным расстройствам и отреагировал со страхом и трепетом на неожиданное восшествие на трон Еще большее потрясение нервная система Мурада испытала несколькими днями спустя, когда Абдул‑Азиз находясь в крайне возбужденном состоянии, покончил жизнь самоубийством он вскрыл артерию Положение осложнялось убийством, произошедшим прямо во время заседания кабинета министров Были убиты военный министр и министр иностранных дел Это убийство было совершено взбешенным армейским офицером из черкесов, отомстившим за насильственную смерть, как он считал, Абдул‑Азиза.

Мурад, которому еще только предстояло быть опоясанным мечом Османа, стал неспособен появиться на публике или заниматься официальными делами.

Он подвергся медицинскому обследованию, в котором участвовали как турецкие, так и иностранные врачи, и диагнозом стало острое нервное расстройство, излечимое только с течением времени Ввиду остроты политического кризиса, как в стране, так и за рубежом, министры султана сочли себя обязанными, хотя и с некоторыми колебаниями, поставить вопрос о смещении в пользу более активного и дееспособного суверена Следующим по наследственной линии был младший брат Мурада Абдул‑Хамид, человек еще неизвестных достоинств, который, подобно многим своим предшественникам, содержался в фактической изоляции.

Мидхат был делегирован своими министрами, чтобы навестить Абдул‑Ха‑мида и выяснить, не согласится ли тот действовать в качестве регента вплоть до выздоровления Мурада — ситуация, которой в истории османов не было прецедентов.

Мидхат посетил его с проектом новой конституции, составленной в начале этого года под наблюдением комитета, в работе которого приняли участие ряд государственных деятелей и представителей улемы по образцам бельгийской и прусской конституций девятнадцатого столетия, Абдул‑Хамид поклялся оставаться верным трем условиям он обнародует конституцию, он будет править только через ответственных советников, он вновь назначит на эти посты дворцовых секретарей своего брата.

Абдул‑Хамид II был провозглашен султаном Мурада перевели во дворец, расположенный вверх по Босфору, где он, находясь в неволе, дожил до начала XX века.

Конституция Османской империи была наконец обнародована в декабре 1876 года новым султаном, который до этого назначил Мидхата своим великим везиром Заключительный документ не полностью совпадал с тем, к чему стремился Мидхат Султан всесторонне изучил исходный вариант, подчеркивая необходимость строгого соблюдения священного закона, защищая свои собственные привилегии, избегая некоторых положений, низводя до неопределенных общих мест конкретные определения Мидхата и в завершение не проявив намерения положительно отнестись к быстрому утверждению конституционного правительства Эти отступления породили в будущем довольно большие проблемы.

Тем не менее принятие и обнародование султаном конституции выглядело достойной кульминацией столетия, основным содержанием которого были реформы Звенящим от волнения голосом Мидхат‑паша, благодаря султана, провозгласил наступление «новой эры устойчивого процветания»

Абдул‑Хамид никогда не сочувствовал конституционным взглядам, однако, стремясь получить власть, пошел на сделку Он воспользовался конституцией на константинопольской конференции в качестве фасада, за которым можно было предупредить и предотвратить разделение власти Как только конференция закончилась, султан тут же уволил Мидхат‑пашу, вдохновителя разработки и составления конституции Мидхат‑паша был немедленно препровожден на яхту султана и отправлен в изгнание в Италию По иронии судьбы, это действие было совершено в рамках самой конституции, в соответствии с включенной в последнюю минуту статьей, на которой настоял султан, направленной против сильной оппозиции, уполномочивая его «изгонять с территории империи тех лиц, которые в результате получения достоверной информации, собранной органами полиции, признаны в качестве опасных для безопасности государства».

Мидхат‑паша провел в изгнании более полутора лет. Осенью 1878 года ему было предложено вернуться на родину. Возможно, это было связано с тем, что в Стамбуле имели место две попытки дворцового переворота.

20 мая 1878 года группа заговорщиков во главе с Али Суави попыталась освободить султана Мурада. Как сообщает один источник, следственная комиссия установила, что Али Суави намеревался учредить при больном Мураде регентство и регентом назначить Мидхат‑пашу. По другим источникам, цель заговорщиков состояла в том, чтобы вновь сделать Мидхат‑пашу великим ве‑зиром. А вскоре был раскрыт заговор Клеанти Скальери, ставившего также своей целью возвращение престола низложенному султану Мураду.

Еще в апреле 1878 года, незадолго до попытки дворцового переворота, организованного Али Суави, Абдул‑Хамид поставил своей целью расправиться с людьми, участвовавшими в свержении Абдул‑Азиза, и лишить Мурада всякой возможности вновь занять престол. Он издал указ о проведении расследования, в задачу которого входило выяснение имен военных и степень их участия в свержении Абдул‑Азиза. В течение года султану было представлено три списка лиц, участвовавших в свержении, с указанием занимаемых ими постов. Именно к этому периоду следует отнести, по‑видимому, появление у Абдул‑Хамида плана проведения судебного процесса над лицами, участвовавшими в свержении Абдул‑Азиза, в числе которых едва ли не первое место отводилось Мидхат‑паше.

В то время, когда возвращенный на родину Мидхат‑паша приступил к исполнению обязанностей губернатора Сирии, Абдул‑Хамид занимался расследованием вопроса о том, кому было поручено нести охрану дворца Ферийе, где содержался низложенный Абдул‑Азиз.

Некоторые из приближенных Абдул‑Хамида, особенно чутко улавливающие его настроения, составили докладную записку на имя султана с целью убедить его в том, что Абдул‑Азиз, по всей вероятности, был убит. И во дворце началось расследование, в результате которого в убийстве Абдул‑Азиза обвинили четырех человек, назначенных в свое время для его охраны: Пехливана Мустафу, Хаджи Мехмеда, Джезаирли Мустафу и Фахри‑бея, остававшегося секретарем Абдул‑Азиза и после его свержения. Из тех же, кто играл видную роль в дворцовом перевороте 30 мая 1876 года, многих обвинили в соучастии в убийстве. Среди последних были Мехмед Рюштю‑паша, Мидхат‑паша, Дамад Нури‑паша, Дамад Махмуд‑паша и бывший шейхуль‑ислам Хайруллах‑эфенди Одновременно во дворце шло составление версии убийства, согласно которой приказ об убийстве был отдан султаном Мурадом и его матерью через доверенное лицо — Сейид‑бея Дамаду Махмуд‑паше и Дамаду Нури‑паше, в свою очередь якобы отдавших соответствующие распоряжения Пехливану Мустафе, Хаджи Мехмеду и Джезаирли Мустафе. Согласно этой версии, о плане убийства был извещен и Фахри‑бей, который провел во дворец Ферийе названных лиц. Утверждалось, что именно эти лица и совершили убийство, вскрыв ножом вены на руках Абдул‑Азиза.

Первое, что обращает на себя внимание в этой версии, — имена высокопоставленных обвиняемых, принимавших участие в свержении Абдул‑Азиза. Это наводит на мысль, что одной из главных целей готовившейся судебной расправы было стремление Абдул‑Хамида обезопасить себя от возможности новых дворцовых заговоров и окончательно укрепить свою власть. Тот факт, что в число обвиняемых вошел и Мидхат‑паша, свидетельствует о том, что важное место в замыслах Абдул‑Хамида отводилось задаче устранения политического лидера конституционного движения.

 

Версия убийства была составлена на основании показаний слуг Абдул‑Азиза. Один из них, Рейхан‑ara, после нескольких предварительных допросов дал показания, которых от него, по всей вероятности, добивались. Согласно этим показаниям, он и еще двое слуг видели, как совершалось убийство. Вместе с тем другой слуга Абдул‑Азиза, находившийся при нем едва ли не до последнего мгновения, настаивал на версии самоубийства, отрицая, что кто‑либо входил в комнату низложенного султана. Тем не менее весной 1881 года было решено приступить к официальным допросам обвиняемых.

Судебный процесс над убийцами Абдул‑Азиза начался 27 июня 1881 года в специально для этой цели сооруженном павильоне, в саду дворца, резиденции султана Абдул‑Хамида В министерстве юстиции были напечатаны специальные пригласительные билеты, в которых указывалось имя и род занятий приглашенного. В особой инструкции коменданту дворца указывалось на необходимость строгого контроля над приглашенными в суд и на принятие надлежащих мер в целях предотвращения возможных беспорядков около здания суда.

Суд вынес приговор. Пехливан Мустафа, Джезаирли Мустафа, Хаджи Мехмед и Фахри‑бей были признаны виновными в преднамеренном убийстве, а Мидхат‑паша получил смертный приговор как соучастник убийства. Но благодаря вмешательству общественности смертный приговор Мидхат‑паше заменили на пожизненное заключение в одной из арабских крепостей, где он был убит в 1884 году.