Статистика сайта

Поиск

Открытие стало фамилией

Крупнейшая горная система Центральной Азии, получившая китайское название Тянь‑Шань («Небесные горы»), была открыта дважды. С востока еще во II веке до н.э. к ней подошел Чжан Цянь, посланник китайского императора к правителю народа юэчжи. Около ста человек сопровождали его в этом трудном походе. Пройдя через пустыню Такла‑Макан, они поднялись на высочайшие хребты, среди которых обнаружили глубокое озеро Иссык‑Куль, на берегах которого жили юэчжи. Чжан Цянь первым описал и горы Тянь‑Шаня и озеро Иссык‑Куль.

Прошло более двух тысячелетий… и в Тянь‑Шань пришел первый исследователь с Запада. Им был 30‑летний магистр ботаники Петр Петрович Семенов, только что вернувшийся из Германии. Великий естествоиспытатель XIX века Александр фон Гумбольдт просил его привезти с Тянь‑Шаня образцы вулканических пород.

В 1856 году Семенов отправился из Санкт‑Петербурга, добрался до озера Балхаш, от которого пошел на юго‑восток, пересек хребет Джунгарский Алатау и, опустившись в «низкую и жаркую» долину р. Или, достиг города Верного (Алматы). Отсюда в сентябре он поднялся на горный хребет, названный им Заилийский Алатау, перевалив который, спустился в долину р. Чилик, затем взобрался на хребет Кунгей‑Алатау. С перевала он увидел внизу ярко‑синий озерный водоем, окруженный с юга «непрерывной цепью снежных исполинов». Это и был заветный Тянь‑Шань, огражденный стеной хребта Терскей‑Алатау.

«Снежные вершины казались прямо выходящими из темно‑синих вод озера», — писал П. Семенов. Он вернулся в Верный, а через несколько дней вышел в новый маршрут. На сей раз он пересек Заилийский Алатау западнее и по долине реки Чу поднялся в узкое ущелье Боам, выведшее его отряд к котловине Иссык‑Куля с запада. Он убедился в том, что река Чу не вытекает из Иссык‑Куля, а, рожденная в снегах Киргизского хребта, протекает мимо него.

Пройдя по северному берегу Иссык‑Куля, Семенов поднялся на Кунгей‑Алатау, а потом по перевалам Заилийского Алатау вернулся в Верный. Летом следующего года он собрал большой отряд, намереваясь проникнуть в центральную часть Тянь‑Шаня. С гребня хребта Торангыра он первым из европейцев любовался величественным монолитом удивительного по красоте массива Хан‑Тенгри, мощного ледникового центра. Перевалив через Терскей‑Алатау, он увидел плоскую высокогорную равнину, по которой текла река, дающая исток Нарыну, главному притоку Сырдарьи. Лошади отряда были измучены трудными подъемами, и для того чтобы их сменить, пришлось спуститься в долину. Со свежими лошадьми Семенов возвращается в горы. Он достиг Нарына и по одному из его притоков снова взошел на гребень Терскей‑Алатау. И тут он был «ослеплен неожиданным зрелищем»: посредине ряда закованных в лед исполинских вершин «возвышалась одна, резко… отделяющаяся по своей колоссальной высоте белоснежная остроконечная пирамида» Это была гора Хан‑Тенгри; поднимающаяся до высоты 6995 м, она долго считалась наивысшей вершиной Тянь‑Шаня.

Как нам теперь известно, земная кора была смята в складки Тянь‑Шаня под мощным давлением двух издревле неподвижных плит — Таримского щита на юге и Сибирской платформы на севере. На протяжении миллионов лет шли процессы горообразования. Там, где жесткие структуры подошли ближе всего друг к другу, возник высочайший массив Хан‑Тенгри. Отсюда в широтном направлении протянулись хребты, загибающиеся дугами и постепенно снижающиеся. Между ними, как четки на ниточках рек, нанизаны клиновидные, расширяющиеся к западу замкнутые котловины.

В эпоху великого оледенения Северного полушария высокогорный Тянь‑Шань был покрыт мощными ледниками, грандиознее современных. Следы их деятельности — валы, морены, ледниковые долины‑троги, ледниковые озера — можно встретить на Тянь‑Шане повсеместно.

В серебряную оправу диких заснеженных гор вправлено похожее на сапфир голубое озеро Иссык‑Куль. При взгляде на карту Тянь‑Шаня это озеро, сжатое дугами хребтов Терскей‑Алатау и Кунгей‑Алатау, кажется голубым глазом. Его называют еще сердцем Тянь‑Шаня, потому что оно расположено в самом центре горной страны.

Горы Тянь‑Шаня чужеродным телом вторгаются в мир пустынных равнин Средней Азии, возникших вполне закономерно вследствие удаленности от океанов и близости к тропикам. Горы резко нарушают эту закономерность. Они «выжимают» из совсем, казалось бы, сухого воздуха огромное количество влаги, которую накапливают в бесчисленных ледниках. Ледники становятся источниками воды для рек, оживляющих пустынные земли там, где они протекают. Вода гор может превратить любую пустыню в цветущий сад. Но природа сама регулирует расход воды, выдает ее строго лимитированно. Горы как бы «экспортируют» Арктику в вечно теплые субтропические страны.

Ревет и клокочет неудержимая река Чу, яростными прыжками преодолевая пороги. Отвесно уходящие ввысь скалистые склоны выпиливают в небесном куполе узкую синюю полоску. И на самом краю скал неуютно кривятся редкие стволы изуродованной ветром арчи — туркестанского древовидного можжевельника. Скалы — голые, необжитые, первозданные. Это Боамское ущелье, название старое, по‑видимому, тюркское. Боам — естественные ворота Центрального Тянь‑Шаня, за ними — Иссык‑Кульская котловина, обрамленная высочайшими горными хребтами…

Экспедиция П.П. Семенова была очень плодотворна, его открытие считается одним из крупнейших за всю историю исследования Земли, и по праву в 1906 году он получил, по решению российского императора, приставку к своей фамилии и стал известен всему миру как Семенов‑Тян‑Шанский.

Исследования Тянь‑Шаня были продолжены Н.А. Северцовым, Ч. Валихановым, Н.М. Пржевальским, И.В. Мушкетовым и другими, но основные черты строения горной системы были выявлены ее первооткрывателем П.П. Семеновым‑Тян‑Шанским.

На выходе из ущелья установлен памятник Петру Петровичу Семенову‑Тян‑Шанскому: молодой исследователь в полевой одежде ведет лошадь…

Это скульптурное изображение «патриарха российской географии» в пору его первой и единственной экспедиции совершенно не похоже на известные парадные портреты организатора и многолетнего руководителя Русского Географического общества, увешанного звездами члена Государственного Совета. Это — русский географ Петр Семенов в свой «звездный час», на пороге великого открытия.

А наивысшая вершина Тянь‑Шаня была открыта лишь в 1943 году. Топограф Рашит Забиров обнаружил вершину, которая была на полкилометра выше Хан‑Тенгри. Ее назвали тогда, за два года до победного завершения Великой Отечественной войны, пиком Победы.