Статистика сайта

Поиск

Бартоломеу Диаш

Со смертью Генриха Мореплавателя у португальских монархов на некоторое время исчез интерес к исследованиям. В течение ряда лет они занимались другими делами: в стране происходили междоусобные войны, шли бои с маврами. Только в 1481 году, после восшествия на престол короля Жуана II, африканское побережье опять увидело вереницы португальских судов и новую плеяду смелых и независимых моряков.

Самым значительным из них был, несомненно, Бартоломеу Диаш. Он был потомком Диаша, открывшего мыс Божадор, и Диаша, открывшего Зеленый Мыс. Все путешественники обладали талантами, помогавшими им в борьбе за расширение мира. Так, Генрих Мореплаватель был ученым и организатором, да Гама и Кабрал были в такой же мере воинами и администраторами, в какой и моряками. А Диаш был преимущественно моряком. Многих своих спутников он обучил искусству мореплавания. Мы мало знаем о жизни Бартоломеу Диаша, даже дата его рождения точно не установлена. Зато известно, что он был гением мореходного дела.

Впервые его имя было упомянуто в кратком официальном документе в связи с освобождением его от уплаты пошлин на слоновую кость, привезенную с берегов Гвинеи. Таким образом, мы узнаем, что он занимался торговлей со странами, только что открытыми португальцами. В 1481 году он командовал одним из судов, отправленных к Золотому Берегу под общим начальством Диого д'Асамбужа.

В экспедиции д'Асамбужа принимал участие и безвестный тогда Христофор Колумб. Через пять лет Диаш занимал должность главного инспектора королевских товарных складов в Лиссабоне. В тот же год он получил от короля награду «за будущие заслуги». Но когда этот приказ вышел, у Диаша уже были заслуги.

В 1487 году он вновь отправился вдоль берегов Африки во главе экспедиции из двух судов. Они были малы (даже для того времени), каждое водоизмещением приблизительно в 50 тонн, но так устойчивы, что на них можно было поставить тяжелые орудия, им было придано транспортное судно с припасами. Главным кормчим был назначен опытнейший гвинейский мореход того времени Педру Аленкер. Нет доказательств того, что целью экспедиции Диаша было достижение Индии. Вероятнее всего, задачей была дальняя разведка, результаты которой были сомнительны для главных действующих лиц.

Подробнее...

Диего Кан

В конце 1481 года король Жуан II послал под начальством Диого Д'Асамбужа флотилию к Золотому Берегу, чтобы основать там колонию.

Д'Асамбуж построил форт Сан-Жоржи-да-Мина («Рудник Св. Георгия»), сокращенно — Мина (часто также Эльмина), в районе которого были найдены крупные месторождения золота. Для развития добычи золота нужно было много рабов, из Мины посылались корабли к югу на поиски новых областей для охоты за людьми.

В экспедиции Д'Асамбужа капитаном одной из каравелл был Диого Кан. О нем сохранилось очень мало сведений. Выйдя в 1482 году из гавани Мины и обогнув мыс Лопес (у южной широты), Кан прошел затем вдоль берега к юго-востоку около 700 километров. Таким образом, он завершил открытие Гвинейского залива. В этом районе вода по цвету резко отличалась от океанской, оказалась опресненной, и Кан правильно заключил, что он находится близ устья какой-то очень большой реки: так было открыто устье Конго. У 6° южной широты Кан высадился на берег и поставил там «падран» — каменный столб с португальским гербом, с именами короля и мореплавателя и датой открытия. Он назвал великий поток «рекой Падран», но теперь это имя сохранилось только за южным мысом в устье Конго (Пунта-ду-Падран). На берегу Кан вел с жителями «немой торг», так как их язык — группы банту, распространенной тогда во всей Экваториальной и части Южной Африки, — не имел ничего общего с языками гвинейцев, которые служили португальцам переводчиками. Кан отправил несколько матросов вверх по «реке Падран», чтобы завязать сношения с местным королем, по обе стороны реки, в приморской полосе, к тому времени образовалось крупное государство дофеодального типа — Конго, и это название перешло на реку. Когда посланцы вернулись (с невыясненными результатами), Кан продолжил плавание на юг, поставив, по крайней мере, еще один падран у 13°30 южной широты — на побережье Анголы. Отсюда он, по-видимому, повернул назад. В начале 1484 года он, несомненно, уже находился в Португалии.

Тем временем португальцы не останавливались на достигнутом. Вот что по этому поводу писал современный источник:

Подробнее...

Альвизе Кадамосто

Португалия постепенно упрочивала свои позиции на африканском побережье, строя укрепленные поселения и плантации. Португальские моряки пробирались вдоль африканского берега все дальше и дальше к югу. Везде, где могли, они захватывали туземцев, положив тем самым начало рабовладельческому промыслу. Так началась колонизация черного континента. Стали отступать затаенные страхи перед сказочными чудовищами и вымышленными опасностями, о которых говорили древние предания.

Впрочем, по большей части португальцы ограничивались торговлей в непосредственной близости от берега. Торговля внутри материка находилась в руках еврейских купцов, добиравшихся с севера на верблюдах через оазисы Сахары до самых отдаленных районов Африки. Об этом свидетельствуют тщательно выполненные карты, составленные евреями Майорки, откуда выходили лучшие картографы той эпохи. На этих картах, а некоторые из них восходят к 1375 году, показаны Тимбукту, горы Атласа с караванными тропами и помещено грубое изображение «властителя гвинейских негров». В обмен на слоновую кость, эбеновое дерево, золото, шкуры и рабов простодушным туземцам давали стеклянные шарики, зеркальца, ножи, колокольчики, яркие ткани и т. д. В отдаленных, глубинных районах Африки эти предметы служат «ходовым товаром» и поныне.

Большой интерес представляет сохранившийся отчет об одном плавании к африканскому побережью, предпринятом в те годы. Этот отчет венецианского авантюриста Альвизе Кадамосто (на венецианском диалекте — Альвизе да Мосто) о путешествиях, совершенных на службе у принца Генриха, и, возможно, первого из европейцев, увидевшего острова Зеленого Мыса. Кадамосто родился в Венеции примерно в 1426 году. Он не являлся профессиональным моряком, а был дворянином — торговцем и искателем приключений. В 1445 году уехал на Кандию (Крит). Пять лет спустя он стал «знатным лучником» на «большой галере» в Александрии, а еще позднее служил на фламандской галере.

Подробнее...

Генрих Мореплаватель

В начале XV века Португалия не играла заметной роли в международной жизни. Она была одним из мелких государств, занимавших Пиренейский полуостров.

Уже с середины XIII века определились те границы Португалии, которые существуют до сих пор. Ей удалось отделиться от Испании, но именно это отделение совершенно отрезало Португалию от Европы. К тому же и сама Европа находилась в лихорадке бесконечных войн. Деловая жизнь замирала, но даже и та вялая торговля, которая продолжала существовать, шла мимо Португалии. У нее были только море да хорошие корабли.

Португальцы строили небольшие суда, водоизмещением не более 200 тонн, но они были удобны для рыбной ловли и перевозки товаров. На их мачтах были косые (латинские) паруса; с такой оснасткой корабли лучше поддавались управлению и могли идти против ветра под более острым углом, чем другие европейские суда того времени, вооруженные тяжелыми прямоугольными парусами на громоздких реях.

В Гибралтарском проливе хозяйничали мавры. Португалия владела одним лишь атлантическим побережьем. Куда же могла она посылать свои корабли? Этот вопрос разрешил португалец «инфанте Энрико», или, как его часто называют, принц Генрих Мореплаватель. Он родился в 1394 году и был третьим сыном короля Жуана I, а значит, не играл большой роли в государстве.

Матерью Генриха была Филиппа, дочь Джона Гуанта, таким образом, он был кузеном английского короля Генриха V. В 1415 году 21-летний принц Генрих уже сыграл видную роль в военной операции, в результате которой у мавров отбили Сеуту. Во время пребывания в Марокко он собрал некоторые сведения относительно Внутренней Африки: о караванной торговле между Тунисом и Тимбукту, при посредстве которой золото с Гвинейского берега перевозилось в мусульманские порты Средиземного моря. Если бы этого берега можно было достигнуть морским путем, то золото можно было бы отвозить в Лиссабон. Отнять подобные сокровища у неверных и передать их христианам с тех пор стало главным делом принца. Но Генрих смотрел на дело с широкой точки зрения. За Золотым берегом он видел морской путь в Индию. По возвращении из Марокко принц Генрих приобрел такую воинскую славу, что папа Мартин V пригласил его принять командование его армией. Подобные лестные предложения он получал от своего кузена Генриха V Английского, от Иоанна II Кастильского и от императора Сигизмунда. Отказавшись, Генрих удалился на мыс Сагреж в южной Португалии. Эту уединенную скалу греческие и римские писатели называли Священным мысом и полагали, что она составляет самую западную границу обитаемой земли. Генрих воскресил рыцарский орден тамплиеров и возглавил его. Находясь безвыездно в своем замке, он и изучал море. Его прозвали «Генрихом Мореплавателем» и добавляли в виде остроты: «Сам он никогда по морю не плавал». Но он ни на что не обращал внимания и упорно делал свое дело. Он расспрашивал моряков, купцов, картографов, он беседовал со всеми, кто мог сообщить ему хоть какую-то информацию об интересовавших его вопросах, толковал с заезжавшими в португальские порты иностранцами, не пренебрегал советами мавров.

Подробнее...

Братья Вивальди

В мае 1291 года христиане потеряли свой последний оплот на Востоке — город Сен-Жан д'Акр (Акка). Этим был положен конец крестовым походам, и на торговых путях европейских торговцев в Индию выросла непреодолимая преграда.

В это время остро стояла задача отыскать морской путь в Индию, разрешить которую удалось только Васко да Гаме спустя два столетия. Пока Багдад принадлежал арабам, которые были весьма предприимчивыми купцами, имелась, хотя и ограниченная, возможность торговых сношений со странами Индийского океана через Египет. Восточные товары, пользовавшиеся большим спросом, особенно пряности, находили все новые пути к итальянским портам, а через них — в другие страны Европы. Однако, после завоевания Багдада монголами, 10 февраля 1258 года пал и халифат в Месопотамии. При монголах, не обладавших купеческой жилкой, слабые связи с Индией совсем ослабли. Вот почему потеря Сен-Жан д'Акра в Палестине (18 мая 1291 года) была воспринята как полное прекращение торговли с Индией и возникла мысль, нельзя ли попасть в эту страну другим путем. Трудно доказать, что экспедиция, снаряженная в Генуе в 1291 году для достижения Индии по морю, действительно была послана, исходя из этих соображений. Но вероятность такой связи событий велика.

Братья Вивальди попытались добраться до Индии на корабле, обогнув Африку с юга.

Вот что пишут современные им источники:

«В тот самый год Тедизио Дориа, Уголино Вивальди и его брат с некоторыми другими гражданами Генуи начали готовиться к путешествию, которое прежде никто другой не пытался предпринять. И они наилучшим образом снабдили две галеры съестными припасами, питьевой водой и другими необходимыми вещами, которые были в них размещены, и в мае направили их в Сеуту, чтобы плыть через океан в индийские страны и купить там прибыльные товары. Среди них находились два упомянутых брата Вивальди, а также два еще юных монаха. Это удивляло не только очевидцев, но и тех, кто об этом слышал. После того как они обогнули мыс, называемый Годзора (Джуби), о них не слышали больше ничего достоверного. Да сохранит их Господь и приведет их на родину здоровыми и невредимыми».

Подробнее...

Эрик Рыжий и Торфин Карлсефни

Норманнами звали сильных и мужественных жителей побережья извилистых глубоких фиордов Норвегии, лесистых долин Швеции, низменных, овеваемых свежим морским ветром равнин Дании. Исстари привыкли они добывать себе пропитание на море. Почва их суровой, покрытой лесами туманной родины была не плодородна, и они издавна научились строить легкие узкие корабли, украшенные головой дракона, и смело выходили на них в открытое море для рыбной ловли, заморской торговли и грабежа более слабых соседей.

Молодежь, не находившая применения своей силе и отваге на родине, люди, совершившие под горячую руку убийство и вынужденные бежать от кровавой мести, смелые, свободолюбивые бойцы, не мирившиеся с притеснениями вождей, объединялись в боевые дружины и под предводительством конунга, «морского короля», отправлялись в море за добычей и славой.

Рассказы удачливых викингов, возвращавшихся на родину с нагруженными добычей кораблями, еще более подстрекали к новым походам. Норманны опустошали и сжигали города и села Франции и Италии, грабили и убивали жителей.

Разделенные на множество мелких и мельчайших герцогств, княжеств, графств, аббатств и баронств, раздираемые бесчисленными войнами и ссорами, европейские страны были беспомощны перед смелыми норманнскими пиратами. Появившись в 795 году на берегах Ирландии, норманны уже через двадцать лет овладели ее северным, западным и южным побережьями и начали покорять внутренние области страны. В начале IX века норманны грабили и опустошали Шотландию и северную Англию, в конце X и начале XI века норманны овладели почти всей Англией (там их называли «данами»).

В IX веке норманны пробрались по рекам в глубь Германии и Франции, ограбили и сожгли немецкие города Кельн, Гамбург, Ахен, Трир и Вормс, французские города Париж, Тур, Орлеан, Труа, Шанон и Дижон. В конце IX века норманны уже захватили северную Францию. После этого они вдоль французского берега прошли в Испанию, ограбили населенное маврами побережье около Севильи и берега Марокко и добрались до Италии.

Подробнее...

Путешествие Святого Брендана

Римская империя шла к гибели в течение долгих четырех веков. Северные орды атаковали Рим извне, а восстания рабов подтачивали его силы изнутри.

Исследования прекратились. Развитие географических знаний сперва остановилось, а затем пошло вспять. Торговля сокращалась.

В этих условиях главной движущей силой общества стала христианская вера. Вера была объявлена путем к спасению, а знание попало в немилость. То, что уцелело от науки, было заключено в полумрак монастырей. Распространяясь бесчисленными миссионерами, многие из которых сложили во имя торжества его головы, христианство объединяло народы Цивилизованного мира.

Святой Брендан — покровитель Ирландии, признанный ирландский мореход VI века. Саги о двух его плаваниях пользовались в средние века, пожалуй, не меньшей популярностью, чем легенды о рыцарях Круглого стола. Эти сказочные повествования составлены в традициях саг о Бране, сыне Фебала, хотя источником для них явилось плавание аранского героя Мельдуна.

Святой Брендан дал обет отправиться в паломничество к неизведанным землям. Ему было видение голубя, указывавшего путь к острову. В поисках прекрасной земли святой Брендан дважды отправлялся в плавание, в первый раз на плоту из надутых шкур, а во второй — на деревянной лодке, обтянутой шкурами. Вера святого послужила причиной удивительных событий.

Однажды на Пасху он со своими спутниками высадились на острове, который начал двигаться, как только Брендан разжег на нем огонь. Остров оказался гигантским китом Яскониусом. Животное было укрощено святым Бренданом, как и многочисленные водовороты. На спине его святой со всеми спутниками отслужил мессу. После охранительной молитвы кит нырнул в волны и уплыл. Даже сатана не смог нарушить безмятежность духа святого человека, показывая ему муки ада. Более того, святой Брендан вернул к жизни одного из спутников-монахов, пожелавшего тоже взглянуть на запретное зрелище.

На своем пути он встретил великана-язычника, которого обратил в христианство, ужасающую мышь, огромного морского кота и пересек полупрозрачное море.

Подробнее...