Статистика сайта

Поиск

Мореплаватели

Джон Биско

В 1830–1832 годах была предпринята еще одна примечательная экспедиция в антарктические воды. Она была снаряжена торгово-промысловой лондонской фирмой братьев Эндерби. Один из владельцев фирмы, Чарлз Эндерби, был в числе активных создателей Лондонского географического общества.

Начальником новой экспедиции назначили опытного моряка, капитана Джона Биско. Два небольших корабля экспедиции — бриг «Туле» и одномачтовая яхта «Лайвли» — зашли сначала на Южные Сандвичевы острова. Убедившись, что тюленей там нет, начальник экспедиции повел суда на восток. В конце января 1831 года они пересекли Южный полярный круг у нулевого меридиана и затем пошли в восточном направлении, то приближаясь к кромке плавучих льдов, то удаляясь от нее. Так же как и русские мореплаватели за 11 лет до того, Биско и его спутники видели участки ледяного берега, но лед, штормы и плохая видимость мешали кораблям подойти ближе к берегу и убедиться в его существовании.

28 февраля 1831 года у полярного круга, вблизи 50° восточной долготы, английские моряки увидели черные вершины гор, поднимающиеся над снежным покровом Биско пытался пройти к этой земле по образовавшемуся среди льдов разводью Но страшный пятидневный шторм обрушился на небольшие суда Яхта «Лайвли» исчезла из поля зрения. Бриг «Туле», на котором находился Биско, отнесло вместе со льдом на 120 миль. Когда шторм стих, Биско еще раз попытался подойти к берегам гористой земли. Но шторм повредил шлюпки. На борту «Туле» матросы начали болеть цингой, и Биско решил идти в Тасманию. 10 мая 1831 года бриг прибыл в Хобарт, причем на пути два матроса умерли, многие были тяжело больны, и парусное судно вел сам капитан, два помощника и юнга.

Яхта «Лайвли» оказалась в еще худшем положении. На ее борту остались в живых только капитан, один матрос и юнга. Но они храбро сражались с морем и через четыре месяца привели «Лайвли» к берегам Австралии. Затем они пришли в порт Хобарт, где соединились с «Туле».

Открытый Биско в это плавание берег показался мореплавателям островом. И Биско назвал его «островом Эндерби». На самом же деле это был огромный полуостров, который впоследствии получил название Земли Эндерби.

Подробнее...

Джеймс Уэдделл

Почти поголовное истребление тюленей на известных к тому времени островах толкало промышленников-зверобоев на поиски новых лежбищ этих морских животных.

В 1823 году английский капитан английского королевского флота Джеймс Уэдделл был назначен одной эдинбургской торговой фирмой начальником экспедиции, направлявшейся на добычу тюленьих шкур в южные моря, где она должна была провести два года.

На 160-тонном бриге «Джейн» Уэдделл прошел на юг в поисках тюленей до 74° 15 южной широты и 34° 16 западной долготы, но не достиг берега. В состав экспедиции входил и 65-тонный куттер «Бофорт» под командованием Мэтью Брисбена. Оба корабля 17 сентября 1822 года покинули Англию, зашли на Боавишта, один из островов Зеленого Мыса, и 11 декабря следующего года бросили якорь в гавани Санта-Элена на восточном берегу Патагонии, где исследовали местоположение этой гавани.

27 декабря Уэдделл снова вышел в море и, взяв курс на юго-восток, 12 января очутился в виду архипелага, которому дал название Южных Оркнейских островов. Они расположены на 60°45 южной широты и 43° долготы к западу от Гринвичского меридиана.

Эта небольшая группа островов имеет, по словам мореплавателя, еще более устрашающий вид, чем Южные Шетландские острова. Куда ни взглянешь, повсюду видны только остроконечные вершины совершенно голых скал, выступающих из бурного моря, на котором с грохотом сталкиваются огромные плавучие льдины. Корабли здесь постоянно подвергаются опасности, и в течение одиннадцати дней, проведенных Уэдделлом в море за детальной съемкой островов, островков и скал этого архипелага, экипаж, видевший, что ему каждое мгновение угрожает гибель, не имел ни минуты покоя.

Затем Уэдделл углубился на юг, пересек Полярный круг по 30 меридиану к востоку от Гринвича и вскоре встретил многочисленные айсберги. Когда он миновал 70 параллель, количество айсбергов уменьшилось и в конце концов они совершенно исчезли; погода стала мягче, вокруг корабля снова появились бесчисленные стаи птиц, и стада китов резвились за кормой. Странное неожиданное потепление удивило всех, тем более что оно все усиливалось по мере продвижения на юг.

Обстоятельства складывались так благоприятно, что Уэдделл с минуты на минуту ждал появления какой-нибудь новой земли. Однако этого не произошло. 20 января корабль находился на 36° восточной долготы и 74°15 южной широты.

Подробнее...

Фицрой и Дарвин

Экспедиция на «Бигле».

Большую роль в исследовании Патагонии и Огненной Земли сыграла вторая кругосветная экспедиция на «Бигле» под командованием Фицроя благодаря участию в ней Дарвина.

Первоочередным заданием кругосветной экспедиции на «Бигле» было уточнение результатов работы, проделанной экспедицией Кинга, и продолжение описи берегов Южной Америки. Фактически нужно было завершить съемку Патагонии примерно от 13° южной широты до Магелланова пролива, тихоокеанских берегов материка от пролива до 12° южной широты, архипелагов Фолклендского, Огненной Земли и Чилийского.

Другая задача, поставленная перед экспедицией на «Бигле», имела очень большое научное значение: произвести хронометрические измерения в последовательном по широте ряде пунктов вокруг Земли, чтобы точно определить меридианы этих пунктов. Именно для этого «Бигль» под командой Фицроя и должен был совершить кругосветное плавание.

Английские хронометрические экспедиции, снаряжавшиеся после наполеоновских войн в те моря, которые еще не были достаточно освоены торговым флотом, в действительности преследовали не «чисто научные цели», а подготовляли военную и торговую экспансию Англии.

А для этого в первую очередь нужно было проверить старые морские карты берегов Южной Америки и составить новые, более точные, основанные на ряде хронометрических определений долгот. Таким образом, оба задания, полученные командиром «Бигля» для экспедиции, — гидрографическое и «высоконаучное» — были взаимно связаны.

Фицрой интересовался естественной историей и поэтому пригласил участвовать в новой экспедиции только что окончившего Кембриджский университет двадцатидвухлетнего натуралиста Чарлза Роберта Дарвина, который был определен в эту экспедицию сверх штата. В 1831 году никто не подозревал, что именно благодаря его участию экспедиция на «Бигле» войдет в историю мировой науки как одно из наиболее значительных научных предприятий XIX века.

Подробнее...

Геннадий Невельской

В славной плеяде выдающихся русских мореплавателей XIX века Геннадий Иванович Невельской занимает особое место. В 1849–1856 годы, возглавляя Амурскую экспедицию, этот смелый исследователь совершил крупнейшие географические открытия в районе нижнего течения Амура и северных берегов Японского моря и присоединил к России огромные пространства Приамурья и Приморья.

Геннадий Иванович Невельской родился 23 ноября 1814 года в семье отставного потомственного моряка. Его детство проходило в усадьбе Дракино Солигалического уезда Костромской губернии. В доме Невельских высоко чтились морские традиции. Неудивительно, что с первых дней своей сознательной жизни Геннадий Невельской стал мечтать о море, про которое много и увлекательно рассказывал ему отец. Сосед Невельских — Полозов, высокообразованный по тому времени человек, любивший маленького Геннадия, как родного сына, занялся его воспитанием, и, когда на одиннадцатом году жизни Невельской лишился отца, Полозов помог ему поступить в Морской кадетский корпус. Это знаменательное событие в жизни Невельского произошло 8 апреля 1829 года.

Невельской учился в то время, когда корпус возглавлял выдающийся русский мореплаватель и ученый И. Ф. Крузенштерн, а к преподаванию были привлечены такие крупнейшие отечественные ученые, как М В. Остроградский и Э. Х. Ленц — люди передовых идей того времени, оказывавшие огромное влияние на своих слушателей.

21 декабря 1832 года, по окончании Морского корпуса, Невельской был произведен в мичманы и оставлен для дальнейшего обучения в офицерских классах. В этом учебном заведении, преобразованном впоследствии в Морскую Академию, слушатели совершенствовали свои знания в области морских наук и практики. Изучая в классах историю России и отечественного флота, Невельской глубоко и всесторонне познакомился с героической эпопеей освоения русскими Сибири и Дальнего Востока.

Особое внимание Невельского привлекло устье Амура. Многие мореплаватели, исследовавшие этот район, утверждали, что устье великой дальневосточной реки несудоходно, как несудоходен и Татарский пролив, который они считали заливом.

Подробнее...

Петр Пахтусов

С незапамятных времен предпринимались попытки пробиться на суда к восточному берегу Новой Земли без карт и лоций. Немногим смельчакам посчастливилось прорваться сквозь Карские Ворота. Из поколения в поколение передавались имена отважных, которые, зазимовав на Новой Земле, невредимыми возвращались домой.

Думал о путешествии на Новую Землю и молодой кондуктор корпуса флотских штурманов Петр Кузьмич Пахтусов. Это был человек высокого роста, могучего здоровья и несокрушимой настойчивости.

«Заботы и физические труды, неизбежные в сборах в такую дальнюю дорогу, — писал он в своем дневнике, — казались для меня легки. Я чувствовал себя здоровее и веселее, чем когда-либо».

Пахтусов прожил недолгую, но насыщенную самоотверженным трудом жизнь. Он родился в Кронштадте в 1800 году. Отец Пахтусова весь свой век прослужил во флоте и, выйдя в преклонных годах в отставку, получил самый что ни на есть низший чин шкипера 13-го класса. Старик с семьей переехал в Сольвычегодск, где жить было дешевле. Там Пахтусовы, перебиваясь на маленькой пенсии, едва сводили концы с концами.

Семи лет мальчик осиротел: умер отец. Единственной кормилицей осталась мать. В поисках работы она перебралась в Архангельск, где после долгих хлопот ей удалось определить сына в военно-сиротскую школу. Семья бедствовала, жила впроголодь. Способного, не по летам физически сильного и усердного ученика отличило начальство. Кто-то замолвил доброе словцо, и шестнадцати лет он получил направление в Кронштадтское штурманское училище. Юношу отправили на попутном военном корабле. Три года молодой человек овладевал навигационной наукой, изучал математику, физику, географию. В свободные часы его нельзя было оторвать от книг. Он зачитывался историей исследования полярного бассейна, мечтал над картой Ледовитого океана, пестревшей «белыми пятнами», восстанавливал маршруты старинных мореплавателей. И в нем все больше и больше крепла мысль попробовать свои силы на этом трудном и славном поприще.

Подробнее...

Федор Литке

Жизнь нашего замечательного соотечественника Федора Петровича Литке представляет собою яркий пример любви к родине и служения науке.

Федор Петрович Литке родился 17 сентября 1797 года в Петербурге, в семье таможенного чиновника. В тот же день умерла от родов его мать, оставив пятерых малолетних детей, а отец вскоре женился вновь на очень молодой женщине, невзлюбившей своих пасынков и падчериц.

Под влиянием новой жены отец отдал своих детей чужим людям. Шестилетний Федор стал воспитанником захудалого пансиона.

В своей автобиографии Литке писал, что в этой школе «считали палку альфой и омегой всего воспитания» , а все обучение было основано на механической зубрежке.

«Результатом четырехлетнего моего пребывания в школе, — вспоминал Литке, — было весьма плохое лепетание по-немецки, по-французски и по-английски, четыре правила арифметики с именованными числами и дробями, да из географии названия главных стран и городов».

На этом и закончилась вся школьная подготовка будущего мореплавателя и географа. В 1808 году, когда умер отец, мачеха вынуждена была взять мальчика из пансиона, так как некому было платить за его обучение. Вскоре мачеха вышла замуж и бросила детей на произвол судьбы. Федор попал к дяде, брату матери, человеку легкомысленному и недалекому.

«Дядя взял меня к себе, но как берут с улицы мальчика, чтобы не дать ему умереть с голоду, — писал Литке. — Он не обращал на меня никакого внимания, как разве для того только, чтобы меня побранить или выдрать за уши… Я оставался без всякого надзора, без всякого руководства, не имел ни одного учителя, — и все это с 11 до 15 лет!»

Но рано пробудившаяся в мальчике страсть к чтению, жажда знаний сделали свое дело. Среди пошлых французских романов он разыскал в библиотеке дяди сочинения по математике, истории, литературе и философии, «бросился на эти книги с жадностью и давай все читать, разбирать, переводить» . В этот же период Литке познакомился с произведениями Ломоносова, Державина, Крылова и других русских писателей.

Подробнее...

Отто Коцебу

Замечательный русский моряк и ученый Отто Евстафьевич Коцебу родился 18 декабря 1788 года в Ревеле (ныне Таллин) в семье популярного в то время писателя Августа Коцебу. Когда мальчику исполнилось восемь лет отец отдал его в Первый кадетский корпус, готовивший офицеров для армии. Но юноша избрал другую дорогу в жизни — он стал моряком. В 1803 году он вместе с братом Маврикием Коцебу поступил волонтером на шлюп «Надежда», отправлявшийся в первое в истории русского военного флота кругосветное плавание.

За той года плавания под начальством И. Ф. Крузенштерна юноша стал настоящим моряком. При этом он не только овладел всеми знаниями необходимыми военному моряку, но и усвоил лучшие традиции русского флота Именно на «Надежде» молодому моряку привили вкус к научным исследованиям. Все это вместе взятое в сочетании с твердым характером, волей и настойчивостью в преодолении трудностей и позволило Отто Евстафьевичу Коцебу занять вскоре видное место в блестящей плеяде русских мореплавателей.

В 1806 году по возвращении из кругосветного плавания, Коцебу получил чин мичмана, а два года спустя его назначили командиром транспорта плававшего на Балтийском море. В 1811 году двадцатитрехлетний Коцебу произведенный в лейтенанты, командовал яхтой на Белом море, а еще через три года он принял командование над строившимся бригом «Рюрик», которому предстояло отправиться в кругосветное плавание.

На «Рюрике» в 1815–1818 годы Коцебу совершил свое второе по счету, но первое самостоятельное кругосветное плавание, которое принесло ему широкую известность.

Главной особенностью этого плавания было то, что «Рюрик» шел в кругосветный вояж исключительно с научными целями. Совершенные раньше, да и почти все позднейшие кругосветные плавания были связаны с транспортными задачами и организовывались Российско-американской компанией для снабжения своих поселений продовольствием и необходимыми товарами. «Рюрик» же снаряжался на средства государственного канцлера графа Н. Н. Румянцева, известного мецената, «покровителя наук; и искусств».

Подробнее...

Фаддей Беллингсгаузен и Михаил Лазарев

Первая русская антарктическая экспедиция капитана 2-го ранга Ф. Ф. Беллинсгаузена и лейтенанта М. П. Лазарева, морские экспедиции на шлюпах «Открытие» и «Благонамеренный» под начальством М. Н. Васильева и Г. С. Шишмарева, на бриге «Новая Земля» под начальством А. П. Лазарева, как и сухопутные экспедиции П. Ф. Анжу, Ф. П. Врангеля и Ф. Ф. Матюшкина, предпринятые русскими моряками в 20-х — начале 30-х годов прошлого столетия, — были в сущности отрядами одного крупного научного предприятия, имевшего целью изучение полярных областей обоих полушарий.

У каждой экспедиции были вполне определенные задачи: отряды Анжу, Врангеля и Матюшкина должны были уточнить карты северного побережья Азии от устья Лены до Берингова пролива и проверить существование ряда островов Экспедиции, на бриге «Новая Земля» предстояло описать берега Новой Земли и изучить Баренцево и Карское моря. Экспедиция Васильева — Шишмарева, или, как она именовалась в официальных документах, «вторая дивизия», посылалась для изыскания северного морского пути к западу и востоку от Берингова пролива вдоль побережий Азии и Америки. В задачу же «первой дивизии», как называлась экспедиция Беллинсгаузена — Лазарева, входили:

«…новые поиски в Южном Ледовитом море, покушение как можно далее проникнуть к югу и, наконец, вообще открытия, долженствующие расширить круг географических знаний».

«Сия экспедиция, — писал И. Ф. Крузенштерн в своей докладной записке морскому министру, — кроме главной ее цели — изведать страны Южного полюса, должна особенно иметь в предмете поверить все неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в оной недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сем море. Славу такого предприятия не должны мы допускать отнять у нас…»

Многовековая загадка «Terra Australis Incognita» была разрешена лишь спустя полстолетия русскими военными моряками Фаддеем Фаддеевичем Беллинсгаузеном и Михаилом Петровичем Лазаревым. Всей своей прежней службой он утвердил за собой репутацию талантливого ученого-мореплавателя и смелого исследователя.

Подробнее...

Василий Головнин

В плеяде исследователей XIX века Василий Михайлович Головнин занимает особое место. Он внес значительный вклад во все области военно-морского дела, много сделал для организации и строительства флота, известен как талантливый ученый и писатель.

В. М. Головнин родился 8 апреля 1776 года в небогатой дворянской семье. Десяти лет он лишился родителей. Когда Головнину исполнилось тринадцать лет, близкие родственники определили его в Морской кадетский корпус. В 1790 году Головнин был произведен в гардемарины и назначен на корабль «Не тронь меня». Во время русско-шведской войны 1788–1790 годов он участвовал в двух сражениях и за проявленную отвагу и храбрость был награжден золотой медалью.

Через два года Головнин успешно закончил курс теоретического обучения. По существовавшим тогда порядкам, лица, не достигшие семнадцатилетнего возраста, не могли быть выпущены из корпуса с офицерским званием. Поэтому Головнин был оставлен при корпусе еще на один год. Этот год не прошел для него даром. Головнин занялся более глубоким изучением словесности, истории, физики, естественной истории, английского, французского и шведского языков.

В первые же годы после окончания корпуса он участвовал в плаваниях Кронштадтской эскадры в Северное море и к берегам Англии.

В 1799 году Головнин был произведен в лейтенанты, а в 1802 году в числе наиболее способных и подготовленных морских офицеров был послан в Англию для ознакомления с организацией и тактикой английского флота.

По возвращении на родину, в 1806 году, Головнин был назначен командиром шлюпа «Диана», отправлявшегося в кругосветное плавание к русским владениям в Северной Америке с целью гидрографических исследований в этой части Тихого океана. Попутно «Диана» должна была сопровождать судно Российско-американской компании «Неву», но подготовка «Дианы» к плаванию затянулась, и «Нева» отправилась в далекий путь одна.

Подробнее...

Иван Крузенштерн и Юрии Лисянский

В июле 1803 года из Кронштадта в первое в истории русского военного флота кругосветное плавание вышли шлюпы «Надежда» и «Нева». Командовали этими кораблями молодые, но уже опытные мореплаватели капитан-лейтенанты Иван Федорович Крузенштерн и Юрий Федорович Лисянский. Они оба получили образование в Морском шляхетном корпусе, единственном в то время в России военно-морском учебном заведении, готовившем морских офицеров. Оба были выпущены досрочно в связи с началом боевых действий со Швецией и получили боевое крещение в морском сражении при острове Готланд. Затем оба были направлены в Англию и служили на английских кораблях. Вернувшись из Англии, Крузенштерн представил Павлу I две докладные записки, в которых он настойчиво добивался разрешения на организацию кругосветного плавания. В одной из них Крузенштерн писал, что владение Камчаткой и Алеутскими островами явится средством «для пробуждения Российской торговли и не нужно будет платить англичанам, датчанам и шведам великие суммы за ост-индийские и китайские товары».

К началу XIX века русскими моряками были открыты и описаны Берингов пролив, Сахалин, Командорские, Прибыловы, Курильские и Шантарские острова, Алеутская гряда — Ближние, Крысьи, Андреяновские и Лисьи острова, острова, прилегающие к Аляске (Кадьяк и Шумагинские). Русские первыми из европейцев проложили путь к северо-западному побережью Америки, в Японию, Китай и на Гавайские (Сандвичевы) острова.

Русские были первыми европейцами, основавшими поселения на северо-западном побережье Америки, возле которого, как и в других районах северной части Тихого океана, они промышляли морского зверя. Продолжала активную деятельность Российско-американская компания, создавшая на берегу Тихого океана свои фактории. Со стороны правительства компании было предоставлено монопольное право эксплуатировать богатства северо-западной части Тихого океана, торговать с соседними странами, возводить укрепления, содержать военные силы, строить флот. Правительство возложило на компанию задачу дальнейшего расширения русских владений на Тихом океане.

Подробнее...

Еще статьи...